Тамара Николаевна / 02.06.2017

DSC_6429
 
Я работаю в парикмахерской. Я работаю парикмахером всю жизнь. Я работала в Интуристе. Я работала в Доме Быта, когда его открыли. Я работала в «Мечте», напротив. Заведовала на пл. Калинина, где сейчас метро. И до сих пор работаю.

Я из большой семьи. Мы жили на Нарымской. Там, где сейчас находится стоматологическая больница, там находился татарский двухэтажный дом, а напротив — наш. Сейчас там военное ателье. Сохранились еще тополя, которые белила я в детстве. А то огромное красивое золотое здание — там были детские ясли. Мы туда за хлоркой ходили. Нам бесплатно давали, чтобы хлорировать туалеты, это же был частный сектор. А на углу стояла детская техническая станция. Сейчас там сохранились одно- двухэтажные здания: школа высшего спортивного мастерства — это школа №91, где я училась, а рядом — пожарка. Мы дружно жили. К нам, в детскую техническую станцию приезжали колхозники. Они там пускали самолетики, строили корабли. И все это было бесплатно. И детей очень сильно увлекали. Там были чудесные преподаватели. Среди них был мой муж. Он приехал из Маслянино. Он у меня преподавал в институте — в НЭТИ был зав. кафедрой энергетики.

По крайней мере у меня еще остался энтузиазм. Мне будет 70 лет. Ко мне приходят женщины — скукоженные, а я им говорю: вы сами виноваты, никто вам не поможет, кроме вас самих. Встала ты утром — встань ты под душ! Настрой себя! Скажи: «Жить надо!» И жить надо! Еще я работаю с зеркалом. Чтобы поднять настроение на целый день, утром надо встать, подойти к зеркалу, вспомнить себя маленькой, и сказать: «Тамарочка! Какая же ты умничка, у тебя все получится, давай вперед и не унывать!» А иначе никак! Ведь слечь очень легко.

Валерий Степанович / 05.05.2017

DSC_4399

 
Я воевал в Грозном. Сначала я был помощник командира полка по правовой работе, а потом стал зам. командира полка. Мне запомнился конечно день 7 марта 1996 года. Четыре часа мы бились в окружении. Нас было 100 человек, а их было человек 500. С их стороны гранат летело больше, чем с нашей стороны пуль. Мы положили 57 человек их, но и у нас, к сожалению, были потери — одного лейтенанта снайпер убил выстрелом в сердце и 4 раненых солдата.

Сначала, когда туда приезжаешь — не по себе, страшно. Вот идешь в туалет, и ты готов, что тебя снайпер убьет. Или идешь в столовую через плац, и не знаешь — дойдешь или нет.

А потом, когда стал зам. командира полка стал, пошел хозяйство обходить. Вижу зенитка стоит, я вызывал зам. начальника штаба и поручил чтобы ее подготовили. Всегда один солдат в ней дежурил, и, если снайпер стреляет, бойцы выбегают из казармы и в нее. У нас вокруг было пара зданий, откуда снайперы стреляли, с пятиэтажки, с 4-5 этажа, с здания института геофизики. Один раз снайпер выстрелил, мы по нему выстрел сделали. Потом я выслал наряд, посмотреть, что там. Они возвращаются — смеются. Одну кисть только нашли. А ведь они не трупов не оставляют. И все — перестали стрелять.

Читать далее Валерий Степанович / 05.05.2017