Архив за день: 11/19/2015

Семен / 18.11.2015

DSC_6689
 
— Я музыкант. Я скрипач, но играю еще и на альте. Скрипка — это моя профессия, а альт — это когда душа просит.
— Как вы решили стать музыкантом?
— Это у меня с детства. Я в 6 лет решил стать музыкантом и даже не думал что-то менять. Это было полностью мое решение. Единственное, в чем мне помогли — с выбором инструмента. Сказали, что с такими руками, как у меня, надо идти на скрипке играть.
— Что сложного в профессии музыканта?
— Самое сложное — это оставаться верным искусству. Потому что сейчас большая часть людей работает ради денег и играет низкопробную музыку в очень плохом качестве. А люди не все понимают, что такое настоящее искусство. И они думают, что вот эта ерунда и есть искусство и за это платят деньги. А чтобы оставаться верным искусству и доводить до нужного качества это нужно иметь большую силу духа, выдержку и терпение. Я считаю, что эти качества у меня присутствуют.
— Какую музыку вы играете?
— В основном конечно, академическую. Современную мы тоже играем и даже массовые жанры. Но только если это достаточно художественно ценно, если это можно считать искусством, а не какими-то развлекательными вещами.
— Какой у вас коллектив?
— У меня свой квартет, я солист филармонии. Я работал в оркестре, но мне больше нравится быть солистом. Это намного сложнее чем в оркестре, но как правило — ниже зарплата. Я не знаю, с чем это связано. Наверное, потому что оркестр — это много людей, и они громко играют.
— Как вы решили стать солистом?
— Я пробовал играть в разных оркестрах. И на программах сидел и на выездных фестивальных. Но я понял, что это не то. Я сначала думал, что может там оркестр не тот, может там — не тот. А потом понял, что это я — «не тот», что мне надо выступать сольно.
— Когда вы впервые стали сольно выступать?
— Я уже и не помню. Мне было тогда семь лет и это было еще в Кемерово в ДК. Ведь пока мы учимся — мы все солисты. А когда мы выходим на профессиональный уровень, то тут начинается жесткое деление, и большая часть музыкантов идет в оркестры или какие-то большие коллективы. И я тоже сначала пошел в оркестр, думал, что буду как все. А потом понял, что это совсем не мое.
— Как ваш квартет называется? И где вы играете?
— Квартет «Фаэтон». В последнее время у нас было очень много концертов, мы готовились к поездке в Москву, и тут отыгрывали всю программу. Мы вернулись буквально два дня назад. И первый концерт у меня будет на выходных, но не с квартетом, а с другими ребятами. А с квартетом мы играем 29 ноября в филармонии, на концерте, посвященном творчеству Чайковского.
— Как вас в Москве принимали?
— По-разному. В Москве атмосфера своеобразная. И не столько публика отличается, сколько сами музыканты. Там в основном принято играть быстро и громко. А у нас в основном уделяют внимание душе, переживаниям, глубине прочтения. Но и в Москве много замечательных музыкантов и замечательная публика и у нас есть и плохие, и хорошие. Однозначно сказать нельзя.
— Где вам нравится играть?
— Мне нравится играть там, где людям это действительно нужно. Где люди приходят не ради престижа, чтобы посидеть, или из-за того, что их педагоги загнали. Например, если не брать филармонию и консерваторию, где мы выступаем больше всего, есть музей им. Рериха. Вот туда приходят люди, которые хотят приобщаться к искусству. Обычно это бабушки. Им просто нравится искусство, они получают от этого удовольствие. А я при этом чувствую соответствие между моими эмоциями и тем, что чувствует публика. Вот это самое главное. Потому что бывает, что ты музыку воспринимаешь и переживаешь, а люди или не хотят понимать или им сейчас не до этого. А когда люди хотят воспринимать, а ты — хочешь им сказать, вот это — настоящее удовлетворение.

Читать далее Семен / 18.11.2015

Александр / 18.11.2015

DSC_6677
 
— Я конструктор, проектирую здания и сооружения. Я закончил СибСТРИН и думал куда пойти — на стройку или проектировать.
— Почему вы пошли проектировать?
— На стройке холодно.
— Что сложного в вашей работе?
— Постоянно приходится учиться и меняться. Это профессия где всю жизнь учатся. Всегда что-то новое, даже если два одинаковых здания, все равно у них фундаменты будут разные. Двух одинаковых зданий не бывает.
— Какие здания вы проектировали?
— Мы, совместно с архитекторами, детские сады проектируем. Я участвовал в проектировании 10 садов, а сам сделал 3 детских сада. Плюс бывают интересные вещи: мы разрабатывали деталировку купола НГУ. А года три назад горку пл. Ленина на Новый год ставили, я для нее делал проект. То есть художник горку нарисовал, а я проектировал как ее собрать, из каких материалов.
Читать далее Александр / 18.11.2015